Sharing is caring!

      Каждый день, когда выхожу из своего подъезда после школы, я замечаю сидящую на скамейке старушку в шерстяном платке. Я ни разу не видел, чтобы она с кем-то разговаривала и не помнил, чтобы когда-то со мной здоровалась. Однако её мудрый, спокойный взгляд каждое утро провожает меня в школу. А после, где-то около полудня, встречает и внимательно изучает, как будто немо расспрашивая о оценках и о новых новостях.

     Один раз, как бы невзначай, она сунула мне в руку пару конфет «Ромашка» с подсказками на другой стороне обертки. Я тогда был в скверном настроении из-за Митьки, его дразнилок, и чуть ли не вернул грубо сладкое, добавляя в ответ что-то резкое и взрослое: «Я не хочу!». Но её морщинистая ладонь мягко погладила меня по плечу, а потом её глазки сверкнули хитрым огоньком. В её руке был кусок новой жвачки, который прямо манил меня своим видом и моя злость тут же куда-то улетучилась. Я забрал подарок и с видом победителя сунул сладость в рот, представляя, как сейчас завидует мне Митька и как он будет кусать локти на следующий день в школе! От своих мыслей я даже толком не заметил по-доброму улыбающуюся старушку, которая уже вернулась на свою скамейку и продолжила кормить голубей зерном.
Помню, выдалось мне однажды одним глазком заглянуть в её укромную квартирку: она, прихрамывая, медленно шла с тяжелыми сумками в сторону нашего дома. В то время магазины были ближе, чем школы, но путь туда-обратно мог стоить титанических усилий зимой, да ещё и с грузом.
      В общем, будучи неплохим мальчонком и имея при себе лишь рюкзак за спиной и пакет с обувью в руках, я решил помочь старушке. Она была не против, это я понял, когда одна из сумок быстро оказалась в моих руках. К слову, содержимое оказалось на удивление лёгким, мне даже стало интересно, что там.. Но заглянуть внутрь и проверить, мне совесть не позволила. Старушка активнее запыхтела и задвигала своей клюкой, всё также прихрамывая, но уже куда быстрее двигаясь в нужную сторону. Вторую сумку она мне не отдала, хоть и по звону я понимал, что там тяжелые бутылки. Но настаивать почему-то не стал. Понимал, что даже если попрошу — она не отдаст, мне, ребёнку. Сама будет тащить. И потому я посчитал своим долгом проводить пожилую даму строго до её квартиры. Тогда то я и узнал, где именно она живёт.
     Там, в углу, около окна, на втором этаже, деревянная, скрипучая дверь. Когда она поворачивала ключ, я думал, что замок сломается или заклинит, а когда взвизгнули ржавые петли, я уже представил, как дверь вот-вот и рухнет. Но нет. Под верной, морщинистой ладонь квартира отворилась и я тут же почувствовал лёгкий запах жареных пирожков, как будто в родной деревне. Как додумал мой голодный желудок, они непременно должны были быть с мясом и капустой.
     Через небольшую щель в дверях, пока старушка забирала у меня сумки, я видел скромную часть незаурядной квартирки. Я заметил в углу тапочки, пустую, чистую прихожую, шкаф, и угол висящего ковра на стене. Рукодельного, красного, с замысловатыми узорчиками по краям. Но не это меня привлекло.. В самом дальнем углу деревянной антресоли, за потрескавшимся стеклом, стояла черно-белая фотография двух счастливых, молодых людей. Я узнал там эту самую бабушку. В то время она была темноволосой красавицей с весёлыми, большими глазами, широкой улыбкой.  В её косе виднелись цветки хризантем, а молодой человек рядом счастливо улыбался, приобнимая девушку.
Перед нашим домом всегда рос беспорядочный скоп ромашек и кустик хризантем. Другие ребята, под шумок, всегда дергали из маленького сказочного сада цветы. Да и некоторые соседи, желая освежить обстановку, тоже не лишали себя возможности небольшого, ароматного букета на кухонном столе. В общем вместо уютной клумбы появлялся с каждым днём всё сильнее редеющий лес, напоминающий редкие волосинки мужской залысины. Не знаю, было ли кому-то стыдно. Но меня знатно решила помучить совесть, после того, как исчез самый последний цветок и вместо клумбы стала рыхлая земля с зелёными обрывками листьев, напоминающих о когда-то посаженных здесь цветках.
       Я уже решил было самому засеять бедный клочок земли, слишком уж он выглядел сиротливо, как кто-то меня опередил. Тот самый сказочный садик вновь расцвел одним прекрасным утром. И жильцы, теперь с прежними улыбками выходили из подъезда, останавливаясь и вдыхая аромат цветочной клумбы. Вновь и вновь искушаясь красотой и срывая хоть один, маленький, незаметный, но цветочек. И снова спустя какое-то время куст редел. Но также он вновь и вновь наполнялся цветами. Правда исключительно ромашками и хризантемами. Как потом говорили наши девочки: «Это цветочная фея!». Я и сам уже было в неё поверил, если бы однажды не встал пораньше, не посмотрел в окно и не увидел собственными глазами ту самую фею.
      Она была в шерстяном платке, держала морщинистыми руками грязную лопатку, а рядом стоял пакет новых, свежих хризантем и ромашек. У меня никогда ещё так не светлело в душе. Захотелось выскочить и крепко обнять старушку! Но в борьбе между скромностью и желанием всегда побеждала скромность. Поэтому мне ничего не оставалось, кроме как смотреть на вновь расцветающую сказку.
Если перед вашим домом растёт скромный букет ромашек и хризантем, а в окно по утрам случатся сытые голуби, знайте, что в вашем подъезде живёт та самая тихая старушка с самым добрым сердцем на земле.
Игорь Морозов