Балерина

Sharing is caring!

Санкт-Петербург. Зал самого уважаемого и роскошного театра во всём мире. Все места заняты и некоторые сливки общества стоят в ожидании представления и чуда.

 

Примерно несколько месяцев назад всю Европу облетела новость, что появился новый балет для тех, кто хочет поверить в чудо и сказку. Танец для души, где все хрупкие струны будут звучать и подыгрывать танцовщице, пускаясь вместе с ней в бесконечную хореографию, дарующую спокойствие и умиротворение.

 

Все зрители бурно обсуждали премьеру, гадая, как же собирается театр воплотить в реальность все свои обещания с помощью лишь одной девочки – той балерины на плакате, что мило улыбалась и глазами желала самого лучшего.

 

Наконец свет выключился, оркестр заиграл, а шторки опустились. У всех перехватило дыхание и сладкий мандраж предвкушения прошелся по телу мурашками.

 

Там, в самой середине – в центре сцены, где раньше разыгрывались драма, страдания персонажей, нежная любовь, крепкая дружба, подлые предательства и дуэли появился прекрасный цветок в перламутровой пачке, лентах и высоких пуантах. Балерина стояла строго на руках, как гибкий и прямой стебель тростника, вытянув одну ногу к небу, как Эйфелева башня, ожидая нужной ноты, чтобы пуститься в прекрасный танец.

 

Люди удивленно ахнули, наблюдая, как сильная балерина присаживается на руках, надетыми в пуанты, а потом внезапно подпрыгивает, отскакивая в сторону и начиная свои плавные и медленные движения.

 

Она танцевала как будто её ноги – это руки. Так, будто в последний раз выходит на сцену, доказывая всем – она смогла. Оркестр щебетал, пел и басил, будто вновь и вновь подбрасывая балерину вверх и кружась с ней в такте, словно с бабочкой. Это была волшебная музыка с не менее волшебным танцем.

 

Зал разразился аплодисментами, криками, свистом. На балерину посыпались всевозможные цветы, конфеты, признания и много искренних комплиментов. Люди свистели, плакали. Даже директора крупных компаний пускали слезу и садились прямо на ступеньки, будто падая на колени перед крепкими волей и духом этого хрупкого цветка.

 

Одна лишь женщина с пуховым платком на ногах сидела в сторонке, а по её щеке катилась одна единственная слеза.

— Ногами танцуют для сцены. – говорила она тихо в шумной толпе восторженных зрителей, обращаясь к маленькой актрисе, — Эта балерина танцует прямо в душе.

 

Амира Галеева