Буденновск. История подвига

Sharing is caring!

Многие знают о захвате бесланской школы 1 сентября 2004 года. Но не многие помнят, что в 1995 году, во время Чеченской войны, в городе Будёновске произошла похожая история. Алексей Эдуардович Самолётов – уникальный военный корреспондент, сыграл одну из решающих ролей в освобождении заложников. О том, как всё это происходило, Алексей Самолётов рассказал на творческой встрече с юными журналистами в Ижевске. 

 


— Уже долгое время, до сих пор мы остаёмся очень близкими друзьями с оператором Сашей Ломакиным. С ним о том, что произошло в Будёновске, мы узнали буквально через несколько часов. Узнали о том, что захвачен город, захвачены заложники, очень много убитых, раненых, что в больнице заложники. Я созвонился с командующим погранвойсками России Андреем Ивановичем Николаевым, объяснил ему ситуацию. Через 4 часа после того, как случились все события, был захвачен город и больница, мы стояли перед этой больницей. То есть я стоял, а Саша Ломакин снимал, как людей перемещают с улиц в городской морг. Потом Саша подошёл ко мне, и в этот момент, когда мы уже стояли с камерой, рядом стояло ещё 5-6 камер, которые подтянулись со временем, вышел главный врач больницы со слезами на глазах. Он спросил: «Здесь ли Вести?». Я сказал, что да, «Вести» здесь. «Здесь ли Самолётов?», говорю да, вот он я, стою здесь, перед вами. — Вас приглашает туда Шамиль Басаев.

— Подойдите, пожалуйста, к Шамилю, скажите, что я могу, конечно, прийти, но нас тут 8 камер, мы должны туда прийти все вместе.
— Пожалуйста, придите побыстрее, потому что он расстреливает людей.

Врач ушёл, вернулся, сказал, что да, мы можем всеми восемью камерами туда пройти. Когда мы пришли, по нашим подсчётам на цокольном этаже было приблизительно человек 300-350, остальные были на этажах больницы. Мы пришли в  маленький актовый зал. Там был Шамиль. Я подошёл к нему и сказал: «Ты меня звал – я пришёл». Шамиль мне начал объяснять, почему он это всё сделал. Я его выслушал, сказал, что  понимаю, почему он это сделал.  Но я ему сказал: «Только ты пойми, что тебе никто этого не простит. На самом деле сейчас для тебя ситуация безвыходная. Ты пригласил меня сюда, я пришёл, давай сделаем так: я готов здесь остаться, отдай всех заложников».
Вот с этого начался наш разговор с Шамилём, потом была пресс-конференция. После её показа в Будёновск прилетели ещё приблизительно камер 20-25. После того, как мы вышли, и рассказали, что там происходит, поговорили с военными, военные приняли решение о штурме. Но делать этого было категорически нельзя. Туда приехала «Альфа», там был Герман Алексеевич Угрюмов, с которым мы давно знакомы. Когда начался первый штурм,  я его отыскал, разъяснил ситуацию и уговорил его отдать приказ о прекращении штурма. Штурм прекратился, это было уже вечером.

На утро нас собрал Сергей Вадимович Степашин, сказал: «Мы собрали вас сюда, потому что вы знаете, вы давно работаете в ситуации войны, в ситуации боевых действий. Мы не понимаем, как нам действовать дальше». Там стояло камер приблизительно 25-30. Всех, кто был, мы знаем, все друзья. Я вышел вперёд, сказал, что  сейчас предложу некую идею, но перед этим попрошу всех выключить камеры, потому что те слова, которые  скажу, нельзя выпускать в эфир. К чести всех, кто там был, камеры и диктофоны были выключены. Я Сергею Вадимычу сказал, о том, чтобы они сейчас не предпринимали, в определённых кругах Шамиль всё равно будет национальным героем. Если начнётся второй штурм, захватчики начнут выставлять в окна беременных женщин и детей. И мы на глазах у 30 телекамер будем вынуждены их расстреливать. Этого нам никто не простит. По сему поводу я пересказал наш разговор с Шамилём и предложил моим друзьям ко мне присоединиться, обменять себя на заложников.
Со мной пошли ещё 17 человек. Мы вернулись в больницу, у меня единственного была возможность ходить свободно по коридорам. Я Шамилю предложил этот вариант. Там, конечно, сработала психология. Шамиль чётно понимал, кто такой Самолётов, а предложенный нами ход был совершенно неожиданный. Это, наверное, и вытащило. Шамиль согласился.
После этой ситуации был отходняк. Ну да, мы вытащили людей. Вся эта банда быстро разбежалась. Из всей банды в живых оставалось 2 человека, полгода назад их взяли. Наказание было действительно неизбежным. У меня запаса хватило вытащить народ из Будёновска благодаря воспитывавшим меня людям. Я счастлив, что нам удалось вытащить оттуда людей.

 

Юлиана Самсонова