Дамир Салимзянов: «Главный в театре – зритель»

Sharing is caring!

Начну с того, что был короткий период, когда мы с Дамиром сидели за соседними партами в одной школе, потом будущий режиссер школу сменил и пришел к нам уже в гости, в составе молодежной труппы народного театра под руководством Игоря Маслова со спектаклем «Марафон». Потом была учеба в Щукинском, путешествие в Подмосковье, работа на разных площадках в России и за рубежом. А потом – возвращение в Глазов. Какие впечатления и мысли перед открытием нового сезона?

 

 

— В первую очередь отмечу, что здесь у меня творческой свободы больше, чем где бы то ни было, и есть возможность строить тот мир, который я придумал … Есть доверие со стороны тех, кто дал этот ресурс. Особенно на старте, в 2004-м. Вопрос был поставлен ребром: Салимзянов приезжает, либо театра, скорее всего, в Глазове не будет. А я считаю, что театр должен тут быть. Я понимаю, насколько важно это было мне, важно было городу. Ведь в формировании вкуса театр играет здесь, в этом месте, очень важную роль. Была команда, была поддержка администрации, поддержка зрителей. Начинали мы с Игорем Мальцевым, прежним директором театра. Посчитали, сколько зрителей приходит на спектакли, сколько мы можем билетов продать, просчитывали спрос и коммерческое предложение. Здесь мне дышится свободно. Это выражается в том, что я могу поехать на театральное событие в Москву, в любой другой город (вот в Екатеринбург на «Реальный театр», к примеру), за рубеж могу ездить. Название провинция стало условным, провинция все же больше в головах.

 

Уезжают те, у кого амбиции больше.  Остаются либо те, кто не хочет ничего менять, либо те, кто хочет это место сделать лучше, интереснее и для себя, и для окружающих. Можно уехать туда, где уже хорошо, а можно улучшать место, в котором ты находишься. Я стараюсь делать такой театр, в который гости (а зрители и есть наши гости) захотят прийти не один раз. Однако понятно и то, что не каждый придет во второй и в третий раз. Это нормально. У людей разные вкусы: кто-то любит мармелад, а кто-то – соленый огурец. Придут те, кто откликнулся. В этом смысле у «Парафраза» уж сформировался свой зритель. Это наш друг – он ходит на все спектакли, и не по разу, ждет премьеры, пишет на наш сайт отклики, мы печатаем рецензии и устраиваем конкурс лучших, где разыгрываем билеты на премьеру.

Из деревни в город – из города – в другой, еще больший город – потом за границу. Но не зря говорят: «чтобы стать женой генерала, надо выйти замуж за лейтенанта, однако никто не примеряет эти слова к месту, где живет. Мне хочется сюда, на мою родину, возвращаться. Сам факт возвращения для меня важен. К родным близким людям:  здесь папа, сестра, тетушки…К людям и к тем моментам, которые для меня важны.

 

— Какое место занимает «Парафраз» в списке театральных критиков?

 

— Самому судить о месте театра сложно, но по результатам проката, по результатам фестивалей мы, безусловно, лидеры почти во всех номинациях, где участвуем. Если судить по списку федерального собрания, если судить по списку, который вручили каналу Россия24 (только что телевизионщики от нас уехали) для съемок о «театральных» городах, то в десятку лучших по России мы вошли.

 

— Как появился дуэт «Пара глаз»?

 

-Ксюша Волкова сначала ходила в нашу в студию, потом поступила в Челябинске в театральный институт, успешно его закончила. Там ее взяли в театр, потом именно там они с Костей Цачуриным стали парой. А вскоре она вернулась в Глазов уже вместе с Константином. И я понимал, что эти ребята – люди повышенной творческой энергии, растущего потенциала, они могут больше, чем две роли в сезон. Мы какое-то время вместе поработали. Первое, что мы сделали — организовали многосерийную читку сказки «Шел по городу волшебник», из которого потом вырос спектакль. Вот тут я немного ребятам помог.

А потом они уже все делали сами: и площадки организовывали, где выступают, и страничку в соцсетях, и читки в «Бульваре» (театральное кафе в Глазове). Выступали в библиотеках, в школах, шили костюмы, были режиссерами спектаклей, сами вели продюсерскую часть, договаривались с разными площадками, рисовали эскизы…

 

— В «Парафразе» есть еще молодежная студия, своеобразная кузница кадров для театра. Кто ею сейчас руководит?

 

— Руководит студией Павел Шарыгин – наш актер. Я ведь всех своих отправляю учиться – многие как раз закончили екатеринбургский театральный. Сначала посоветовал попытаться поступить на заочное отделение в театральное училище имени Щукина, а потом предложил вести студию, поскольку увидел в нем творческий потенциал, задатки режиссерские, умение придумывать ситуации, ходы, режиссерские приспособления. За плечами Павла четыре спектакля. Один из самых достойных поставлен по мотивам повести Бориса Васильева «Завтра была война» и называется «Мы из 9 «б». Он на практике изучает элементы режиссерского ремесла, актерские вещи, формулирует как режиссер. Когда сам преподаешь, когда сам ставишь, тогда сам задаешь вопросы, сам формулируешь, и прямо вот по Станиславскому выходит, когда каждый создает собственную систему, основанную на своем эмоциональном опыте. На сцене все эмоционально и интуитивно, когда ты актер. А когда ты режиссер, то ты сам начинаешь понимать, в чем основа того, чем ты занимаешься: это основано на твоем эмоциональном и специфическом индивидуальном опыте. Он должен изучить материал, пропустить через себя и выдать результат – по-другому не получается. Молодые частенько сами чувствуют свои огрехи, свои ошибки, сами их исправляют.

По стилю руководства я вряд ли могу отнести себя деспотам – тирании за мной вроде бы не замечалось. Я стараюсь дать толчок и отпускаю в свободное плаванье, а молодые потом сами выплывают, но и советуются иногда, ждут взгляда со стороны, авторитетного мнения, им это важно. Благодаря работе со студийцами у нас и молодые ребята подросли самобытные, да и сам театр стал гораздо интереснее.

 

— В период рыночных отношений все стало покупаться и продаваться. Является ли театр услугой, а спектакль – продуктом?

 

— Спектакль, безусловно, продукт. Но продукт не конечный. Если ты испек торт, то это уже торт. А спектакль сегодня такой, а завтра он же другой. Потому что другой зритель, другая энергетика зала, а значит, и играть нужно иначе. Театр – это всегда живое общение, взаимообмен энергией, это зависит от того, кто пришел в зал, спектакль с каждым разом, с каждым прогоном развивается, это живой организм, который, бывает, и прихварывает. Актер чувствует энергию зала, понимает, какую эмоцию требуется дать именно сейчас, в этот момент. Он чувствует, есть ли отклик, или там глухая стена. Ведь даже если люди сидят в одной комнате и молчат, общение все равно происходит: дыхание, жест, мимика, энергетика живого человека создают атмосферу.

 

 

— Сейчас вы готовите к постановке новый спектакль «Сейчас не время для любви». Зачем репетировать в Глазове спектакль, который уже был поставлен в эстонском театре «RAAM»?

 

— Изначально я писал пьесу для театра «Парафраз», написал текст. И вдруг в другой стране с другими актерами, которые там были, в тех условиях, которые там были, все сложилось. Они третий год его там играют и не прекращают играть. Но то, что  ставлю в Удмуртии – это уже совсем другой спектакль: другая фактура, другие актеры, другие эмоции. Соответственно, получается совершенно другой результат. И то, что мы сейчас сочиняем с артистами – это совсем другой спектакль. Другое пространство, другой возраст, другой текст. Эстонцы играют на родном языке. Мы работаем совместно с переводчиком и только после этого переходим к актерам. Там уже четвертый спектакль на подходе. Я написал цикл эстонских сказок на сюжеты, основанный на их народном эпосе. Признаюсь честно: в какой-то момент общение переходит на другой уровень – вплетаются элементы английского языка, эстонские фразы, русские. Потом идет общение на каком-то птичьем языке – и рождается чудо. Потому что если спектакль получился – это именно оно.

 

— Как появился «Клуб театральных путешествий»?

 

— Началось все с того, что мы с Алексеем Васильевичем (директор театра – А.В. Перевощиков) поехали в Ижевск и в разговоре с местными услышали обиду, что вот-де «Парафраз» с гастролями по стране катается, на «Маску» номинируется, а в столицу Удмуртии не приезжает. Мы объяснили, что ездить сюда – убыточное занятие, потому что надо платить суточные, оплачивать гостиницу, везти декорации, арендовать зал, и для нас такая поездка в Ижевск всегда выходит в минус по бухгалтерии. Но у нас же министр культуры Удмуртии еще и министр по туризму – и возникла идея привозить столичных жителей к нам в гости на спектакли. Тем более, что это же такой внутренний туризм получается, особенно если этим займется туристическая компания – тогда не надо арендовать автобус. Мы бросили пробный шар, и оказалось, что задумка очень удачная – люди поехали, приехало человек 200. В год нам более тысячи зрителей дополнительно дает эта история с Ижевском.

 

— Расскажите о новом спектакле «Сейчас не  до любви».

 

— Это фантазия по мотивам пьесы Гильерме Фигейредо «В доме ночевал Бог», основанного на мотивах античного мифа о рождении Геракла. Я  по-другому расставил акценты, сочинил  персонажей, сочинил совершенно новый текст и новые диалоги, где-то даже в стихах, и получилась история о том, сколько мы, люди, придумали всего: постоянно нам кажется что-то важнее, чем любовь, чем возможность уделить это время близким людям и мы тем самым крадем вот это время у себя, вместо того, чтобы быть с теми, кто нам важен, а когда это время уже не вернуть, мы понимаем, что могли быть с ними гораздо чаще, гораздо больше. Мы придумываем все новые вещи – войны, религии, массу других «развлечений», но сами отсутствуем там, где нужно быть вместе с близкими нам людьми. Именно об этом мы пытаемся сочинить спектакль.

По форме это комедия, хотя на деле получается трагикомедия. В спектакле заняты Константин Цачурин, Ксения Волкова, Маша Беляева, Марина Алиева, Денис Юсупов, Сергей Горбушин. В спектакле зрители услышат живую музыку. Главная роль Алкмены отдана петербургской актрисе Юлии Кудояр, В спектакле зрители услышат живую музыку.

С Юлей мы совместно уже делали два спектакля, поэтому решили снова встретиться и продолжить репетировать теперь уже в Глазове. Мне хочется, чтобы театр «Парафраз» стал богаче, а Юлия тоже нашла что-то интересное и полезное для себя. Новый опыт, надеюсь, будет полезен всем, и театр опять сдвинемся в каком-то направлении. У актрисы много проектов: она и в кино снимается, и с театре занята… Она специально для нас освобождает время, пока мы договорились на сезон.

 

— Этот год, объявленный годом театра,  для «Парафраза» юбилейный. Что увидит зритель в новом сезоне?

 

— Осенью исполняется ровно 30 лет с момента, как официально приказом по городу Глазову  был организован муниципальный драматический театр  «Парафраз». Именно поэтому 18 октября состоится юбилейный вечер, который мы назвали «Теперь точно 30», потому что 25-летие мы отмечали 11 лет назад. Празднование пройдет в формате большого мероприятия во дворце культуры «Россия», где театр начинался когда-то, а форме театрального капустника, спектакля-посвящения театру. Только до конца года у нас запланированы поездки в Пермь, Дмитровград, Омск.

«Театральный атомград» – один из важнейших фестивалей для нас. Такого рода фестивалей несколько: один из самых престижных – «Золотая маска», «Театральный атомград» и фестиваль театров малых городов России. На «Атомграде» артисты смотрят спектакли других театров на фестивале, проходит много мастер-классов: по речи, по сценическому движению, актеры участвуют в обсуждениях. После постоянной работы в родных стенах для нас эти выезды – своего рода курсы повышения квалификации. В первый раз мы получили приз за спектакль-вербатим малой формы «Дуры мы, дуры», во второй раз завоевали гран-при фестиваля со спектаклем «Процесс». Думаем, что третий раз тоже станет важным событием и для нас, и для тех, кто будет смотреть спектакль «Вино из Одуванчиков».

Перед самым отпуском съездили на фестиваль российских театров в Новокуйбышевск под названием «Помост». Его проводит лауреат «Золотой маски» театр «Грани». В этом году фестиваль был посвящен свету на сцене. Потому что это одно из главных действующих лиц, с помощью которого зритель получает ту атмосферу, которую необходимо передать. Он не видит это вино из одуванчиков, но оказывается в атмосфере, созданной в том числе и светом. Планов на сезон много, надеемся обратиться к Ф.М. Достоевскому, который нам близок. Надеюсь, что в новом сезоне это случится.

 

Беседовала Лариса Пашкова