Джон Уоррен: «Когда приезжаю домой и открываю холодильник, думаю, как хорошо, что не надо ничего есть».

Sharing is caring!

Ребята из детского инклюзивного медаиклуба «Адели» и центра «Журавейник» задали ведущему телепрограммы «Поедем, Поедим» Джону Уоррену 5 вопросов. И главный англичанин российского ТВ, конечно, ответил на них.

 

Маша Котенёва: Что самое вкусное Вы ели в своей передаче?

Джон Уоррен: Машенька, есть один вопрос, который чаще всего мне задают — это именно твой вопрос. Это не говорит о том, что нельзя его задавать — просто это, наверное, и самое интересное, потому что всё-таки я человек, который, может быть, практически всё пробовал, что есть на свете. Определить самое вкусное — это очень-очень-очень сложно для человека, который очень любит есть. Но я могу вам рассказать про пару блюд, которые очень опасные, и несколько человек каждый год именно умирают от них.

Первое блюдо — фуга. Это очень ядовитая рыба, которая водится в японских морях. Для того, чтобы стать шеф-поваром, который имеет право готовить эту рыбу для своих клиентов, надо работать три года на получение лицензии. И фишка шеф-повара в том, что надо чуть-чуть оставить яда, чтобы у клиента было онемение нёба, когда он её ест — тогда хорошо. Если там нет никакого онемения, это плохо. Соотвественно, если полное онемение, тоже плохо. Это первое блюда, которое очень странное и, если честно, не очень вкусное.

Вот так выглядит ядовитая рыба фуга и блюдо из нее.

Второе блюдо было в Южной Корее, тоже в Азии, и у них там деликатес абсолютно живой осьминог. Они его режут на маленькие кусочки, и все эти маленькие кусочки щупальца двигаются и липнут к чему угодно. И мы снимали это где-то года 4 назад. Снимали, всё спокойно, я кладу осьминога в рот, начинаю жевать, всё хорошо идёт. Я думаю: «Ну ладно, я уже прожевал». И начал его проглатывать. В этот момент он прилип к горлу. Я не мог дышать. Съёмочная группа переволновалась. Я не знаю, сколько это было по времени, в конце концов, я сумел это всё выплюнуть и остался в живых.

Блюдо из живого осьминога может быть опасным.

Тимофей Замеров: Верят ли англичане на самом деле в медведей, ходящих по улицам, в вечный холод у нас и в другие мифы о России?

Джон Уоррен: К сожалению, очень многие, кто не живёт в России, не был в России никогда, слушают новости, читают газеты, смотрят телевизор, и им рассказывают, что по Тверской в Москве ходят медведи, что все ходят в шапках, что постоянно здесь холодно и так далее. Это не миф, это абсолютная правда. Есть люди, которые имеют совершенно неправильное представление, что такое Россия, что такое русский народ — это очень печально. Если бы они поинтересовались хоть чуть-чуть и прочитали другой источник, чтобы понять, что в России, посмотрели бы даже «Поедем, поедим» в переводе, они бы увидели совершенное другую Россию, совершенно других русских. И к сожалению, такие мифы есть не только в Англии, но и в других странах мира.

Богдан Зайцев: Были ли такие моменты, когда Вам не хотелось есть?

Джон Уоррен: Мы сняли уже 270 выпусков, и за это время я очень-очень много ел в кадре и за кадром. Мы голодали, потому что не было времени, чтобы поесть. Мы пропускали обеды. Приезжали очень поздно, когда уже я стараюсь не есть, потому что это очень вредно поздно ночью есть. Поэтому есть моменты, и их много достаточно, когда я вообще ничего не хочу есть — я даже смотреть на еду не могу. А больше всего таких моментов, когда я возвращаюсь домой, потому что обычно в течение недели я столько ем, что когда я приезжаю домой, открываю холодильник, а там ничего нет, я говорю: «Как хорошо, что ничего нет — ничего не надо есть!».

 

Тимофей Замеров: Смотрите ли Вы ТВ?

Джон Уоррен: Я считаю, что это обязательно для меня — смотреть наш эфир, потому что это единственный способ увидеть, как выглядит конечный продукт, спустя несколько месяцев, а то и полгода или больше с тех пор, как мы его сняли. Хочется смотреть, что делают остальные в моей редакции — я очень серьезно отношусь к своей работе. Я хочу, чтобы все вокруг меня тоже относились к ней серьёзно. Поэтому я смотрю передачу, чтобы получить удовольствие и проверить профессионализм людей, которые со мной работают. Но, кроме этого, я могу заявить, что я вообще практически не смотрю телевизор. Когда я хочу отдохнуть и ничего не делать, я смотрю сериалы, но это сериалы в основном в интернете, а не на телевидении. В целом я сам не смотрю телевизор, но если мне говорят, что надо что-то посмотреть, потому что это реально прикольно, то я смотрю. А так я смотрю наш эфир, чтобы проверить, всё ли хорошо.

 

Маша Котенёва: Куда Вам больше всего нравится путешествовать?

 

Джон Уоррен: Я очень люблю большие города, где инфраструктура, где всё работает,  как часы. Например, столица Малайзии Куала-Лумпур, столица Таиланда Бангкок, Гонконг в Китае. Это реально достижение человечества. Но в то же время я очень люблю такие пространства, где никого нет, и в основном эти очень особые места находятся в России — Камчатка, Путорана, Карелия, Кавказ. Это красивейшие места, где просто неземные пейзажи.

 

Подготовил Тимофей Замеров.

Благодарность за помощь в подготовке материала Алле Пуговкиной.