Проект «Дети войны». «Самое яркое впечатление детства- это свобода»

Sharing is caring!

 Александра Ивановна Овсянникова родилась  8 января 1937. А через три года началась Великая Отечественная война, которая  стала частью  истории нашей большой страны. О своем детстве, о друзьях и товарищах, рассказала она в нашем проекте «Дети войны».

 

 —Александра Ивановна, каким было детство?


-Детство  было бедное, голодное. За нами не было большого присмотра. Мама с четырех утра работала в колхозе,  и с нами водилась бабушка. Мы были,  как беспризорники, росли сами по себе. В семье нас было пятеро, а уже после фронта, брат приехал со своей семьей, и нас стало девять человек. Мое детство и юность прошли средне. Средне по-деревенски — это хорошо.

В доме Александры Ивановны хранится большой фотоархив.

— Можете ли вы вспомнить самое яркое впечатление из детства?

 

-Особо таких впечатлений нет, в основном — это свобода.  Все время проводили на природе: бегали на речку купаться, собирали ягоды, ходили на луга, кушали кислинку. Каждый день на природе. Зимой катались на лыжах, на санках. У нас в селе Вавож была большая гора, там собирались все дети. Других развлечений не было, поэтому нам было интересно общаться друг с другом.

 

Какие были игры? Во что играли?

 

-Мы сами шили куклы и одежду для них. Играли в «прятки», «классики», «глухой телефон», в «садовника» (Я садовником родился, не на шутку разозлился, все цветы мне надоели кроме Лилии и после этих слов выбираешь того кто тебе нравится.) Зимой устраивали игры в войну. Когда стали постарше начали играть в волейбол. Больше я и не помню, в основном игр и не было. Мы больше работали и занимались хозяйством.

 

-А как одевались?


-Одевались бедно. Одежду в основном шили сами, иногда кто-то давал. Только в 10 классе у меня появилось пальто, и то было сшито из старого сукна. 

 

-Какую еду ели?

 

-У нас была простая еда. Бабушка пекла очень вкусный, большой, пористый, сытный каравай. Я до сих пор помню его вкус, и такого хлеба больше нигде не ела. Приходилось рано вставать. В основном ели все свое: картошку, мясо, молоко, кисели, перепечи. Очень нравился суп с тукмачами. Поставишь таганок, а на него чугунок, потом быстренько нарезаешь кусочки теста и картошку. Мы неплохо питались. Некоторые продукты отдавали государству, а что оставалось, забирали себе, но нам хватало. Мы росли крепкими и здоровыми. Огород 50 соток. Там мы сажали ячмень, овес, пшеницу, а рожь не сеяли. Домашних животных было  много. В основном за ними ухаживала бабушка, а мы из-под горы приносили по 7 ведер воды. Денег в колхозе не получали, жили за счет своего натурального хозяйства.

— Как пошли в первый класс? Какой была школа?

 

-В школу я пошла в 1944 году, она была хорошо известна. Бабушка купила мне какое-то длинное розовое фланелевое платье. Я была такая довольная, в платье до пят и в полуботинках, такой радостной и нарядной я пошла в первый класс. Учителя были хорошие, сильные, как и сама школа. Писали мы на газете карандашами. Цветных карандашей вообще не было, только в 3 классе появились, и то их привез из Германии отец одной из девочек. Они для нас были таким чудом. В школе было 7 серебряных медалистов. Я училась средне, четыре тройки было в аттестате, а брат закончил с серебряной медалью. В школе мне нравились русский язык, литература и немецкий язык. Класс был очень сильный, ребята все усидчивые, спокойные, дружные. Вот до сих пор 3 человека встречаемся и ездим друг к другу. Я в Питер езжу, а они сюда ко мне. В последний раз мы отмечали 55 лет, встречались в Вавоже на лугу, там закапывали бутылку, устраивали спортивные соревнования, вспоминали детство, юношество. В 1954 я окончила школу и поступила в Киров в сельскохозяйственный институт. Конкурс был 9 человек на одно место. Тогда как раз было постановление Хрущева о поднятии сельского хозяйства, осваивали целину. Мы все были подвержены этому влиянию и многие поехали в сельскохозяйственные институты то в Воронеж, то в Киров, даже в Ижевске его открыли, я тогда об этом не знала, а уже на следующий год я перевелась сюда.

 

-Помните ли вы свою первую любовь?  

-Мы были очень скромные, за ручки подержались — это почти любовь. Я нравилась одному молодому человеку. Ваня Рябов из деревни, у него были красивые глаза. Катал меня в гору на велосипеде, ходили на танцы, у нас была своя танцевальная площадка. Этот молодой человек потом окончил военное училище и уехал в Хабаровск.

 

-Как воспринимали весть из фронта?

-В 1942 году 24 января пришла похоронка на отца. Это была невообразимое зрелище, горе. Тогда мне было 5 лет, помню, что все плакали, особенно мама. Каждую неделю весь дом был в трауре. Больше ничего не помню.

 

-А вот, несмотря на то, что в Советском Союзе царил атеизм, вы верили в Бога?


-Семья у нас были очень верующей, все православные. Бабушка и мама очень чтили Богу, молились и нас приучали, а мы были безбожники, потому что в школе  говорили совсем другое, а мы обычно верили учителям, поэтому у нас не была сильно развита вера.

 

Алина Хафизова