С днем рождения, Мюнхгаузен!

Sharing is caring!

Любимый персонаж детских мультфильмов Баорн Мюнхгаузен отмечает в мае день рождения. А кем он был на самом деле? И был ли он на самом деле?

Да, был. В 1720 году родился немецкий вельможа, потомок древнего нижнесаксонского рода Мюнхгаузенов. Назвали мальчика Карл Фридрих Иероним. На самом деле ротмистр русской службы был не только литературным персонажем, а и реальным историческим лицом. Но его имя стало нарицательным для фантазеров, рассказывающих невероятные истории. Он был пятым из восьми детей полковника Отто фон Мюнхгаузена. Семья жила в своем поместье Боденвердере, недалеко от Ганновера. Отец умер, когда мальчику было четыре года. 15-летним юношей он поступил пажом на службу к Брауншвейгскому герцогу, который спустя два года отправил его в Россию к своему брату — герцогу Антону Ульриху, ставшему мужем принцессы Анны Леопольдовны. Вместе с герцогом паж участвовал в турецкой кампании. В начале 1741 года, после свержения Бирона и перехода власти в руки Анны Леопольдовны, герцог стал генералиссимусом, а Мюнхгаузен получил чин поручика и командование лейб-кампанией (элитной ротой полка).


Барон женился в Риге на дворянке Якобине фон Дунтен. Выбив после долгих прошений чин ротмистра, он берет годовой отпуск «для исправления крайних нужд» — раздела с братьями семейных владений и уезжает в Боденвердер. Получив родовое гнездо, Мюнхгаузен подал в отставку с просьбой присвоения за беспорочную службу чина подполковника. Получил ответ, что прошение надо подать на месте, но в Россию не поехал и был отчислен в чине ротмистра. Это звание ему пригодилось во время Семилетней войны, когда Боденвердер заняли французы и положение офицера союзной Франции армии избавило Мюнхгаузена от тягот оккупации.
Проживаяя в Боденвердере, Мюнхгаузен рассказывал басни о своих приключениях в России. Проходило это обычно в охотничьем павильоне, известном как «павильон лжи». Еще одним излюбленным местом Мюнхгаузена был трактир в соседнем Геттингене. Один из слушателей так описывал эти истории: «Обычно он начинал после ужина, закурив огромную пенковую трубку и поставив перед собой дымящийся стакан пунша… Он жестикулировал все выразительнее, крутил на голове свой маленький щегольской паричок, лицо его все более краснело, и он, обычно очень правдивый человек, в эти минуты замечательно разыгрывал свои фантазии». Рассказы барона о его въезде в Петербург на волке, запряженном в сани, коне, разрезанном пополам в Очакове, взбесившейся шубе или вишне, выросшей на голове у оленя, расходились по окрестностям и даже проникали в печать.

 

Подготовила Маша Петрова